tutitionВ правительстве Таджикистана рассматривается вопрос о внесении изменений в законодательство, которое касается напрямую добывающей отрасли. Речь идет о подписном бонусе. Этот вид налога давно стал причиной неприятных разногласий между компаниями по добыче полезных ископаемых и налоговыми органами.

ЕСТЬ виды единовременных налоговых платежей, от названий которых практически все добывающие компании вздрагивают – это подписной бонус на коммерческую эксплуатацию и подписной бонус на геологическое изучение недр. И это совсем не имеет отношения к роялти на добычу, которое, к слову, уплачивается отдельно от этих видов налогов.

Что же такое подписной бонус, почему его не любят добывающие компании, а эксперты считают его «вредным» для отрасли и как Налоговый комитет Таджикистана хочет доказать обратное, постараемся понять.

Эти виды единовременных платежей касаются всех тех, кто собирается добывать из недр нашей земли какие-либо полезные ископаемые. Это может быть как золото и серебро, так и драгоценные камни, свинцово-цинковые и сурьмяные концентраты, известняк для производства цемента, природный газ, нефть, просто щебень и глина для производства стройматериалов или же уголь.

И как признаются сами добывающие компании, все бы ничего, если бы подписной бонус выплачивался не заранее, за еще не добытый объем природных ископаемых, а по факту его добычи. Это говорит и эксперт по ИПДО (Инициатива прозрачности добывающих отраслей) в Таджикистане Джахонгир НЕГМАТОВ.

По его словам, практика применения подписного бонуса применяется во всех странах, в том числе и в Казахстане и Кыргызстане, однако там он изымается по факту добычи, а не заранее, как в Таджикистане.

«Налоговое бремя для добывающих отраслей в Таджикистане превышает 50%, эти компании платят до 40 видов налогов и таможенных пошлин, что, конечно, не привлекает крупных инвесторов в страну. И, соответственно, новые инвесторы, придя в Таджикистан, составив проектно-сметную документацию, подсчитав подписной бонус и остальные виды налогов, просто покидают страну», — говорит Негматов.

Выход эксперт видит один – изменение законодательства для отрасли, прозрачность и гармонизация. А самое главное — инвестору необходимо дать гарантию стабильности и не менять «правила игры» каждый раз.

В рамках ИПДО, членом которого намерен стать Таджикистан, в закон «О недропользовании» необходимо вводить изменения, говорит эксперт, в том числе касательно подписного бонуса. По нашим данным, в правительстве республике уже приступили к рассмотрению соответствующих поправок к законодательству.

Сложная и дорогая формула

ПОДПИСНОЙ бонус для недропользователей был введен в Таджикистане в 2011 году с принятием Налогового кодекса в новой редакции.

Как объясняют в самом Налоговом комитете, подписной бонус был необходим, так как компании, которые забирают богатства земли, обязаны это компенсировать в денежном выражении государству, ведь это невосполнимые природные потери для страны.

Суть подписного бонуса состоит в том, что компания, которая провела изыскательные геолого-разведочные работы на территории нашей страны и нашла объем полезных ископаемых, прежде чем начать их добывать, выплатила за это, в казну государства N-ную сумму. Принцип в том, что налог выплачивается разом за весь объем, к примеру, золота, который еще даже не добыт. Компания по лицензии может добывать это золото 20-30 лет, но заплатить за него обязана уже сейчас.

Сумма, если месторождение крупное, может достигать миллионов долларов. К примеру, золотодобывающее предприятие «Пакруд» (инвестор China Nonferrous Gold Limited), которое проводило более 10 лет геологоразведку на месторождении, уплатило более $50 млн подписного бонуса и только потом начало добычу. А самое крупное предприятие по производству цемента «Хуакцин Гаюр Цемент» уплатило 16,5 млн сомони подписного бонуса для эксплуатации месторождения известняка в Яванском районе.

К слову, компания «ТАЛКО» постановлением правительства была освобождена от уплаты подписного бонуса и получила лицензии на добычу золота на месторождении Кончоч и ртутно-сурьмяного концентрата на месторождении Скальное в Айнинском районе сроком до 2040 года.

Сумма для каждой отрасли своя, и выводится она по своей, совершенно не понятной для неналоговика формуле. Хотя, возможно, и не каждый сотрудник Налогового комитета сможет разобраться в этой сложной формуле. Но мы попробуем объяснить.

Выглядит расчет так (минимально): в сфере добычи полезных ископаемых расчет производится по формуле (С х 0,01) + (Сп х 0,005), но не менее 10000-кратного размера показателя для расчетов для крупных месторождений, 5000-кратного размера показателя для расчетов для средних месторождений и 2500-кратного размера показателя для расчетов для малых месторождений. Напомним, один показатель для расчета равен 40 сомони.

Упростим немного. В качестве примера возьмем золото.

Если перевести формулу на простой человеческий язык, то это будет выглядеть так: объем запаса умножается на стоимость золота на мировом рынке и умножается на 0,01.

Таким образом, запас х $40 х 0,01 = $400 подписного бонуса за 1 тонну еще не добытого золота.

Другие платят больше

В НАЛОГОВОМ комитете отмечают, что на самом деле в Таджикистане не такой большой размер подписного бонуса по сравнению с другими странами Центральной Азии. В качестве примера налоговики приводят Казахстан, где за 1 тонну золота подписной бонус определен в размере $41, а в Кыргызстане это от $229 до $15000, и определяется на основе уникальности, местоположения и затрат на освоение месторождений.

«Бонус коммерческого обнаружения, по данным Налогового комитета, в Казахстане составляет $4100 за 1 тонну золота, а в Таджикистане этот вид бонус определен в размере $410, что в 10 раз меньше, чем в Казахстане», — отмечают в налоговом органе.

«Все доводы добывающих компаний относительно сложности налоговых выплат, их количества и объемов, беспочвенны. Наоборот, по сравнению с другими странами налоговое законодательство Таджикистана в сфере добывающей отрасли намного легче. К примеру, добывающие компании в Таджикистане платят подписной бонус, бонус коммерческого обнаружения и роялти за добычу.  В других странах в добавление к вышеперечисленным налогам платят также бонус от добычи, налог за использование исторически ценных площадей и налог от чрезвычайного дохода», — отмечают в Налоговом комитете.

В комитете считают, что решить вопрос с выплатой подписного бонуса можно следующим образом: добывающие компании должны брать месторождения в разработку в соответствии с их лицензией и мощностью производства. В этом случае объем подписного бонуса не будет обременительным для самой компании, и выплата будет поэтапной. То есть в комитете фактически предлагают свои желания соизмерять со своими возможностями.

Налоги задним числом

КРУПНАЯ китайская компания Zijing mining Co. Ltd с 2007 года добывает золото и серебро на месторождениях Таррор, Джилау, Олимпийское и Хирсхона. СП «Зарафшон» — самое крупное в Таджикистане золотодобывающее предприятие, на него приходится 80% производимого в Таджикистане золота.

Когда китайский инвестор пришел добывать золото в Таджикистан, то подписного бонуса в республике не существовало. Однако после его введения в 2011 году у компании потребовали выплаты подписного бонуса «задним числом», за те объемы, которые были разведаны ранее и добыча которых началась еще в 2008 году, за много лет до принятия подписного бонуса. По подсчетам, сумма бонуса оказалась крупной – 203 млн сомони, и это около $30 млн по нынешнему курсу.

Специалисты отрасли отмечают, что изымание налогов задним числом, безусловно, вызывает негатив у инвестора, причем такого крупного, как Zijing. Ведь он за все годы вложил в развитие компании более $300 млн.

Эта ситуация привела к увольнению замдиректора по связи с правительством СП «Зарафшон» Бобохона Бобохонова, который работал на предприятии долгие годы. Поползли слухи о том, что сотрудники завода не получают зарплату, в столовой начали экономить на продуктах. Потом слухи развеял новый замдиректора, однако сложности в компании все еще имеются, хотя о них стараются не говорить. Разовая выплата такой большой суммы в годы кризиса может значительно ударить по карману инвестора.

Естественно, инвестор после подобных расходов в первую очередь будет думать о сокращении рабочих мест и заработных плат, что уже, возможно, грозит в СП «Зарафшон». К тому же инвесторы имеют привычку узнавать друг у друга условия ведения бизнеса в интересующих странах. Однако в профильных ведомствах не жалуются на сокращение потока инвестиций и говорят об обратном – объемы увеличиваются ежегодно.

Не многовато ли?

ПО данным Агентства по статистике при президенте Таджикистана, общий объем промышленной продукции за 2014 год составил 10 млрд 535 млн сомони, 13,3% из которых приходится на горнодобывающую промышленность.

По данным отчета секретариата Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) в Таджикистане, в 2014 году объем налоговых и других обязательных платежей в бюджет от добывающих отраслей в Таджикистане составил 489,5 млн сомони, что в общем объеме доходов составило всего 4,2%. Из этих средств к налоговым и таможенным платежам относятся 468,6 млн сомони и лишь 21 млн сомони — к другим обязательным платежам в бюджет. Пока это не так много.

В том же, 2014 году сбор налогов за природные ресурсы (подписной бонус на геологическое изучение недр, подписной бонус на добычу, бонус коммерческого обнаружения, роялти за добычу, роялти за воду) составил 153,6 млн сомони, что на 80,4% больше, чем в 2013 году. Данных по 2015 году пока нет.

В налоговом органе поясняют, что за счет подписного бонуса государство получает незначительную сумму. Это всего лишь 0,9% от общего объема налоговых исчислений, а в 2015 году на подписной бонус пришлось лишь 1,1%.

«Значительный рост сбора налогов за природные ресурсы в 2014 году обусловлен ростом объема добычи природных ресурсов и усилением налогового контроля и налогового администрирования», — отмечается в отчете по ИПДО.

Интересно, что об опасности применения практики постоянного изменения ключевых законов предупреждал еще в 2014 году глава представительства Gazprom International  в Таджикистане Игорь ШАТАЛОВ, который на одном мероприятии отметил, насколько утяжеление налогового бремени для добывающих компаний чревато для страны.

«Стабильность очень важна для инвестора, который вкладывает огромные денежные средства. Есть такое понятие, как «подписной бонус», в геологическом изучении недр. Я здесь работаю 4 года, и в течение этого времени он менялся 4 раза. Сначала он был привязан к проектно-сметной документации, потом он был исключен, в 2010 году он опять реанимирован, сейчас принят новый Налоговый кодекс — и опять новые условия его уплаты. Это, конечно, никак не способствует планированию», — сказал тогда он.

Теперь, по истечении времени и после предоставленного отчета со стороны компании Gazprom International относительно бурения самой глубокой нефтегазовой скважины в ЦА «Шахринав 1-п», которая давала большие надежды на добычу собственного газа и нефти, его слова кажутся близкими к истине.

«Есть проблема и по подписному бонусу на добычу сырой нефти, который рассчитывается по специальной формуле. Но такое ощущение, что там явно какая-то ошибка. Потому что в итоге мы посчитали: если докажем наличие запасов нефти и газа на Сарикамыше, то нам надо будет платить подписной бонус чуть ли не $50-70 млн, что многовато для этого небольшого месторождения», — сказал тогда Шаталов.

Он напомнил, что геологическое изучение недр является высокозатратным и высокорискованным видом деятельности. В случае с Таджикистаном только одна из 10 скважин может оказаться продуктивной. Затраты Gazprom International составляют сотни миллионов долларов, поэтому во всех странах мира предоставляются налоговые льготы именно в этой сфере деятельности и именно на этом затратном этапе.

В прошлом году правительственным постановлением срок выплаты подписного бонуса был продлен с одного дня до 30 календарных дней. Однако увеличение периода выплаты налога, по мнению специалистов отрасли, не меняет ситуации.

09/04/2016
Зарина ЭРГАШЕВА, Asia-Plus
www.news.tj

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + 14 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.